Суббота , 23 Сентябрь 2017

Главная » Летопись недели » ИЗ АРХИВА «Недели Геленджика». Страдающий тяжелой формой ДЦП — не превратился в затворника

ИЗ АРХИВА «Недели Геленджика». Страдающий тяжелой формой ДЦП — не превратился в затворника


Долгие годы сотрудничества связывали «Неделю» с Александром Лихвинцевым.
Сегодня Саша находится на пороге своего 60-летия.

ПРЕОДОЛЕНИЕ.
22 сентября исполнилось 49 лет Александру Лихвинцеву, и все эти годы он преодолевает предначертанную ему судьбу. Природу, сделавшую его таким. Людское непонимание. Чувства безответной любви.

Велопробеги
Страдающий тяжелой формой ДЦП Александр не превратился в затворника, а стал полноценным членом сообщества здоровых людей. Геленджикского инвалида знают не только у нас на курорте, но и далеко за пределами края. Единственный его метод передвижения – езда на трехколесном велосипеде. В свое время, оседлав его, Александр совершил несколько веломарафонов. Я помню два, но, говорят, больше. И каждый свой велопробег Саша умудрялся преподать как рекламно-помпезное действо. Находил спонсоров, подтягивал пишущую и снимающую братию. Осенний веломарафон из Геленджика в Славянск-на-Кубани он совершил ради любимой. «Мне вдруг так сильно захотелось увидеть ее удивленно-восторженные глаза. Ехал к Насте три дня, останавливаясь только на ночь».
Несколько лет спустя Лихвинцев решил поддержать кандидатуру С.Шишкарева на выборах в Госдуму, хотел проехать по всему 41-му избирательному округу и финишировать в Краснодаре у здания краевой администрации. Как он преодолевал на велосипеде горные перевалы, а в день старта задул неслабый норд-ост, словами не передать. На всем пути следования за Лихвинцем черепашьим шагом двигалась машина сопровождения с медиком, теплыми одеялами, провизией, прессой. Водитель машины, первый раз участвовавший в подобном мероприятии, кляня наши черствые души, все время останавливался, выскакивал из машины и бежал на помощь «несчастному инвалиду». Ха! Надо знать Лихвинцева! Саня, бледный то ли от холода, то ли от натуги, не останавливаясь, заявил, что если тот дотронется до велосипеда, независимые наблюдатели аннулируют велопробег, и «финансовую неустойку заплатишь ты».
Водитель был в недоумении, а мы прекрасно поняли, что все сказанное Саня придумал на ходу, лишь бы ему не мешали крутить педали. Тот предвыборный марафон удался лишь от Архипки до Темрюка. Был декабрь, выпал снег, и дорога для Саниной трехколесной техники оказалась вовсе неподходящей.

Не такой, как все
Через полгода после рождения родители, узнав, что у младшего сына детский церебральный паралич тяжелой формы, даже мысли не держали отказаться от ребенка. А старенькая бабушка Марфуша решила: так надо, Бог ничего просто так не дает, чем-то обделив, обязательно наградит другим. Значит, у внука, изуродованного физическим недугом, наверняка есть что-то такое, чего нет у здоровых детей. Бабушка отвезла внука в церковь на старом кладбище Геленджика и окрестила.
Говорил мальчик с большой натугой и неразборчиво, ходить не мог, дома он ползал, а в люди бабушка вывозила его в коляске. Однажды, Саше было уже 6 лет, они с бабушкой покупали билет в детский кинотеатр «Романтик». Мальчишки-ровесники подняли его на смех: «Такой большой, а в коляске!». Именно в тот момент, по признанию Александра, он болезненно осознал: «Я не такой, как все». Ситуацию, как всегда, спасла мудрая бабушка Марфуша:
— Глупые люди на твоем пути встретятся еще не раз, и относиться к их злым словам и любопытным взглядам нужно «никак».
Именно никак не отреагировал 8-летний мальчик, когда его первая учительница вызвала родителей в школу и предложила «убрать инвалида из класса».
— У меня уже пошел процесс осознания себя не таким, как другие. Правая рука парализована полностью, левая работает на 10%, поэтому писал я левой. И не пером, как все дети, а шариковой ручкой. И когда через полтора года учебы в школе сказали, что таким, как я, место в специнтернатах, я сильно не переживал, просто навсегда невзлюбил свою первую учительницу.
В ейской спецшколе я часами просиживал в библиотеке, читал 6-томник «Жизнь животных». Специальных медицинских книг в нашей библиотеке не было, и на примере животных я пытался понять, какие процессы происходят в живом организме. В то время я был одержим идеей создать периодическую таблицу биологических видов. Наподобие таблицы Менделеева. Потом я загорелся изучением витаминов. Где-то услышал, что ДЦП может случиться от нехватки, при зачатии ребенка, витамина С. Так я решил стать медиком, но вовремя понял – не потяну. Ни укол сделать, ни судно подать. А поскольку биология к медицине ближе, решил стать биологом. Во-первых, и учиться, и работать смогу. Во-вторых, это поможет мне понять собственный организм и то, можно ли в нем что-то исправить. Когда уже учился, то выбор специализации снова поставил меня в тупик: микробиология, генетика или биохимия? Медицина все-таки взяла верх, и я выбрал биохимию. Думал, сам себя вылечу, исправлю природу.
После окончания учебы я страстно желал устроиться на работу. Стучался в двери геленджикских научных организаций – я же дипломированный специалист, меня, наверное, где-то ждут. Как говорится, щас… Передо мной закрывали двери, отвечая «нет вакансий», а я снова атаковал эти фирмы. И не найдя работу по специальности, решил сотрудничать с газетами, писать очерки и зарисовки о научных сотрудниках Института океанологии и «Южморгеологии», о новшествах медицины, о существующем тогда еще в городе театре «Торикос», об инвалидах, не сломленных жизненными обстоятельствами. Публиковался в «Поиске» — это еженедельник сообщества ученых России. В одной из газет мне сказали, что получается неплохо, но надо бы поучиться. Почему бы нет, подумал я. И поступил в КубГУ на журфак. Сам. И закончил. И долго работал в «Неделе Геленджика» журналистом.

Писать о Лихвинцеве – газеты мало.
Он интересный, неоднозначный человек. Его или принимаешь таким, каков есть, или не принимаешь вовсе. Он доступен, настырный, упорный, непредсказуемый. Несколько раз у него воровали велосипед, недавно украли всю оргтехнику – компьютер, принтер, а он за это еще кредит не выплатил. Мечтает сделать официальный сайт Геленджика на трех языках…
Другие его «странности» касаются его самого. Казалось бы, сколько можно изводить себя и близких бесконечными идеями излечиться от ДЦП?! Смирись, не спорь, не вступай в единоборство с природой. Нет. Это не для Сани! Как только он узнавал что-то новое про ДЦП, тут же готов быть добровольцем. Приехали однажды в Геленджик специалисты тульского института реабилитации, предложили инвалидам, страдающим ДЦП, операцию по методу микроволновой резонансной терапии. Пока одни осторожничали, пытаясь понять новый метод, Саня, не сказав домашним ни слова, не раздумывая, отдал себя под нож приезжим эскулапам. Принесли его домой на простынях обездвиженного. С божьей помощью температуру сбили, поставили «экспериментатора» на ноги. В иносказательном смысле. Потому как ноги после операции стали слушаться еще хуже.
Последний эксперимент, на который решился Александр, — поездка в Питер, в институт мозга. Связался с институтом по Интернету, «достал» там всех, но своего добился – ему дали направление на операцию.
— Я хотел, чтобы мне провели клеточную терапию. Это оперативный путь. Я хотел, чтобы мне вживили новые клетки, и они взяли бы на себя функции неработающего мозжечка. Все это чудо стоит 90 тысяч рублей. На своем сайте объявил, что еду в Питер на операцию, просил помочь с финансами. Народ в Геленджике добрый, кто домой приносил, кто прямо на улице останавливал и денег давал. Кредит в банке оформил. Меня ничем было не остановить, даже если солнце на землю упадет, я все равно поеду. В Новороссийске меня посадили в поезд, дали еды, затолкали в тамбур велосипед – и я покатил. Я знаю людей, которым такие операции помогли! А мне…Ты даже не представляешь, что значит больному человеку услышать: «Вы опоздали!». Наука идет вперед, и я за ней не успеваю. Какую методику ни возьми, ответ медиков один – поздно! В моем случае все операции надо было проводить как можно раньше. Но я все равно стараюсь смотреть на жизнь широко раскрытыми глазами. Никто меня не переубедит: ошибку природы исправить можно! Как и судьбу направить в другое русло…

Жизнь — преодоление.
Вот такой он, инвалид Александр Лихвинцев, чья жизнь – это сплошное преодоление трудностей и всевозможных преград в стремлении сделать эту жизнь более полноценной и радостной. Его упорству, настойчивости, целеустремленности могут позавидовать многие физически здоровые и благополучные люди. От которых он ждет помощи и верит в результат.

С.Блюхер, сентябрь 2006 г.

ИЗ АРХИВА «Недели Геленджика». Страдающий тяжелой формой ДЦП — не превратился в затворника Reviewed by on . Долгие годы сотрудничества связывали «Неделю» с Александром Лихвинцевым. Сегодня Саша находится на пороге своего 60-летия. ПРЕОДОЛЕНИЕ. 22 сентября исполнилось Долгие годы сотрудничества связывали «Неделю» с Александром Лихвинцевым. Сегодня Саша находится на пороге своего 60-летия. ПРЕОДОЛЕНИЕ. 22 сентября исполнилось Rating: 0

Комментировать

scroll to top