Четверг , 28 января 2021

Главная » Летопись недели » Книга Александра Аханова о неизвестном Геленджике. Геленджик и его окрестности. Моему отцу, Аханову Ивану Ивановичу, посвящается.

Книга Александра Аханова о неизвестном Геленджике. Геленджик и его окрестности. Моему отцу, Аханову Ивану Ивановичу, посвящается.

К 185-летию Геленджика

История третья
«Лес дремучий снегами покрыт»
Как я уже сказал, змей я не боялся и мог отличить гадюку от кусучего желтобрюхого полоза «желтобрюха», как называли змею у нас, или от желтопузика – совершенно безобидной и здоровенной безногой ящерицы.
А в нашем классе училась девочка Галя Громова, к которой не только я питал некоторую привязанность… Красивая была Галя! Ну и чем привлечь внимание гордой красавицы, за которой «бегали» школьные мальчишки и ростом повыше, и посильнее меня? Чем-то неординарным. Необычным. Из ряда вон выходящим. Думал я, думал и – придумал!

407e2100d2f9_730x548
Пошёл на горный луг невдалеке от города, поймал толстого и большого желтопузика. Он потерял бдительность после обеда – лежал на весеннем солнышке (был май) и нежился. Тут-то я его и сцапал! Принёс на следующий день в школу. И (разумеется) пустил ползать по классу. Понятное дело, всех ребят вынесло из класса как штормовым ветром – кто там всматривался в то, что в панике ползало по полу!
Не уверен, что Галя оценила мой поступок на «пять», но директор школы оценил – вызвал директора музея, и они вдвоём устроили мне головомойку. Но этим дело не закончилось – отец, дабы загладить мой хулиганский поступок, провёл несколько музыкальных уроков в нашем классе (он хорошо играл на скрипке).
Помню, как он ходил меж рядами парт и играл «Лес дремучий снегами покрыт» – песню о пограничнике, стоящем тёмной ночью на посту, и «Грустные ивы» – песню, тоже повествующую о пограничнике, отважно встретившем начало войны…

elitefon.ru_10878_730x456
А желтопузика отец велел отнести на то самое место, откуда я его принёс. Правда, отец ещё несколько раз проводил «музыкальные уроки» в нашем классе – я на спор с ребятами поймал и принёс теперь уже желтобрюха… А поймал потому, что население считало этого полоза очень вредным и хулиганистым – якобы он даже мог ударом хвоста разбить борт грузовика или перебить ноги человеку.
Ноги мне он не перебил, но за руку укусил – что было – то было. Дней пять на месте укуса были видны отчётливые точки – следы от зубов.
Отец меня только отругал, а мать отлупила ремнём… Прошло много лет, но я, как только услышу эти песни, редко исполняемые, вижу отца, идущего по классу, его скрипку и притихших ребят, внимательно-настороженно слушающих музыку. Оно и понятно – война, невероятная по масштабам бойня, затронувшая и Геленджик, окончилась каких-то десять лет назад, а почти у каждого моего товарища кто-то из семьи воевал и кто-то погиб…

Освобождение-Новороссийска

Начало книги Геленджик и его окрестности

Продолжение здесь Геленджик и его окрестности

Книга Александра Аханова о неизвестном Геленджике. Геленджик и его окрестности. Моему отцу, Аханову Ивану Ивановичу, посвящается. Reviewed by on . История третья «Лес дремучий снегами покрыт» Как я уже сказал, змей я не боялся и мог отличить гадюку от кусучего желтобрюхого полоза «желтобрюха», как называли История третья «Лес дремучий снегами покрыт» Как я уже сказал, змей я не боялся и мог отличить гадюку от кусучего желтобрюхого полоза «желтобрюха», как называли Rating: 0

Комментарии (1)

    Комментировать

    scroll to top