Вторник , 26 января 2021

Главная » Новости Геленджика » Обойдемся без Карловых Вар!

Обойдемся без Карловых Вар!

4
Так считают российские космонавты Александр Самокутяев и Елена Серова, прошедшие реабилитацию после орбитальной командировки в Архипо-Осиповке. Геленджик они предпочли Карловым Варам и другим не менее популярным курортам. Патриоты!
Однако космонавты у нас не только отдыхали и восстанавливались после полета. Они встречались с руководством города, общались с молодежью, проводили открытые уроки и встречи, участвовали в торжествах, посвященных 70-летию Великой Победы.
Предлагаем вниманию читателей эксклюзивное интервью, которое нам удалось взять у Александра Самокутяева.
Для справки:
Александр Михайлович Самокутяев — лётчик-космонавт Российской Федерации, член отряда космонавтов ЦПК. Совершил два космических полёта в качестве командира космических кораблей «Союз ТМА-21» и «Союз ТМА-14М». Герой Российской Федерации.
— Александр, в одной песне поется: «Таких не берут в космонавты!». А кого берут?
— Наверное, того, кто остался после отсева тех, кого не берут (смеется).
— Вы с детства мечтали стать космонавтом?
— Я всегда хотел быть военным летчиком. Ещё во время учёбы в школе занимался парашютным спортом. А космонавтика — это та же авиация, только выше.
— Что значит космос лично для вас?
— Мною, в первую очередь, движет любопытство. Космос для меня это и цель, и желание принести пользу Родине, и работа над собой, и возможность показать людям движение вперед – много составляющих.
— А если говорить о человечестве?
— Для человечества космос — это вероятность выхода на новые этапы своей жизни. Поиск новых планет, новых цивилизаций, научные открытия… Мы очень много экспериментов проводим, даже лекарства, например, делаем. Ведем работы, связанные с поиском отдельных компонентов, которые связываются в вакууме в условиях гравитации. Там они имеют совершенно другие качества, чем на Земле.
— Мне кажется, что вы росли на фантастике…
— Было такое. Беляев, Стругацкие…Хотя больше я любил Жюля Верна.
— Очень интересно, как сегодня проходит подготовка космонавтов?
— Два года занимает только общекосмическая подготовка. Это все, что связано с понятиями космос-ракета-человек. Потом идут сложные госэкзамены и ты получаешь диплом, что стал космонавтом. Далее начинается подготовка в группе и в экипаже. Обучение идет еще 2,5 года по самым различным всем направлениям. Ведь кто тебе поможет наверху? Там ты сам себе и врач, и сантехник, и ученый…
— Как проходит ваш день на орбите?
— Каждый день интересен по-своему. Они вроде бы и похожи, но на самом деле всегда происходит что-то новенькое. Прилет американцев. Стыковка. Выход в открытый космос. Каждый день свои маленькие и большие радости. И полета не бывает одинакового. Другая аппаратура, новые системы…Мы все время что-то испытываем – новое кресло, связь… Не зря же мы называемся «космонавты-испытатели». Летчик-космонавт – это почетное звание, которое присваивается главой государства по итогам полета. Ну, это как народный или заслуженный артист…
— Кстати, об открытом космосе. Вы там бывали дважды. Общались ли перед этим с Леоновым? И было ли страшно?
— Естественно. С Алексеем Архиповичем, конечно, общался, первые ощущения от открытого космоса ведь именно он получил, это был очень непростой выход… Да, мне было немного страшно, но любопытство над страхом превалировало. Само по себе местонахождение за бортом, когда ты видишь Землю не через иллюминатор, а просто так — это совсем другое восприятие.
— Чего вам не хватало в космосе? По чему больше всего скучали?
— Если говорить о бытовых вещах, то по воде. Влажные салфетки ни баню, ни душ заменить не могут! А так, конечно, по семье, близким.
— А какой домашней еды не хватало?
— Пельмешек! Но если вы думаете, что мы в космосе до сих пор из тюбиков питаемся –заблуждаетесь! Их давно нет. Спецпакеты, консервы, сублимированные продукты…
— Как на МКС организован быт космонавтов-астронавтов?
— Все строго по расписанию! Программа размечена поминутно, она отслеживается с Земли. Нельзя задержаться или «убежать вперед».
— А как вы отмечали праздники?
— Праздничный стол: чай, соки, фрукты… Поздравления, приветы из дома. На 8 марта, , например, «грузовиком» (грузовой корабль. прим.авт.) нам прислали два букета цветов, искусственных, конечно. Мы их девушкам торжественно вручили.
— Чем занимались в свободное время и было ли оно?
— Я, например, фотографировал, вел наблюдение за Землей…
— Кстати, мы печатали ваши фотографии в газете в день космонавтики!
— Здорово! Люблю фотографировать. И наблюдение за Землей – очень интересное занятие. Есть у нас ребята-радиолюбители, в свободное время они общаются с наземными респондентами…
— Космонавты обязательно берут с собой талисман…
— Талисман — это инструмент. Индикатор невесомости. Он привязывается за ниточку. С ускорением летим – ниточка натягивается. Невесомость – игрушка приходит в свободное плавание. Выбирает талисман командир экипажа. Но так как у нас девушка была на борту, и дочка у нее помладше, я ей уступил. Так что нашим талисманом в этот раз был олимпийский заяц. Но и моя игрушечная собачка по кличке Шнурок летала со мной во второй раз!
— Вы — суеверные люди? У вас, как у летчиков, не принято говорить «последний» полет, только «крайний»?
— Разумеется. Как я уже говорил, космонавтика – та же авиация, только выше. Так что те же самые традиции и законы.
— В команде очень важна психологическая совместимость. Какие качества вы цените в людях, а какие не приемлете?
— Не приемлю нечестность. Даже маленькая ложь во мне сразу вызывает неприязнь. В команде ценю уважение друг к другу и доверие. Это очень важно.
— Скажите, а меняется ли мышление человека «до» и «после» космоса?
— Да нет, наверное…
— Так да, нет или наверное? )))
— Наверное, ты становишься более терпимым, более дисциплинированным. Хотя недисциплинированных космонавтов не бывает! )))
— Ваше отношение к религии?
— Считаю, что каждый абсолютно вправе и волен выбирать то, во что верить. У нас на МКС есть православные иконы, мощи, крест. И это не бутафория! В мой первый полет патриарх Московский и всея Руси Кирилл передал нам на орбиту икону Казанской Божьей матери, чтобы она охраняла планету. И она до сих пор летает!
— Расскажите, пожалуйста, о своей семье.
— Семья: я, жена и дочка. Дочке будет 20, она учится в Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ на 2 курсе. Супруга-домохозяйка.
— А старшее поколение? Великая Отечественная война его коснулась?
— Оба мои деда прошли войну, были ранены. Мамин папа – в 1942 году. А папин отец воевал с 38 года – Испания, Финляндия, Германия, Япония… Нет, с небом никто не был связан. Так что я первый.
— Что в ваших планах после Геленджика?
— Пока я в родную Пензу собираюсь. В планах – восстановиться, получить заключение целой группы медицинских специалистов, потом, если проблем не выявлено, можно начинать все сначала. Встать в программу, в экипаж, подготовка к полету которого, как вы помните, длится 2,5 года… Как-то так.
— Как вам отдохнулось у нас?
— Геленджик, Архипка – это не просто реабилитация. Это потрясающие душевные люди, с которыми общаться — одно удовольствие! Это одна из причин, по которой я приезжаю именно к вам. Ведь надо не только тело восстановить, но и душу…
— Спасибо, Александр! Я получила большое удовольствие от общения с вами! Надеюсь, что и наши читатели испытают подобные чувства.
— Всем большой привет! И удачи вашей газете!
Ольга Спирина.

Обойдемся без Карловых Вар! Reviewed by on . Так считают российские космонавты Александр Самокутяев и Елена Серова, прошедшие реабилитацию после орбитальной командировки в Архипо-Осиповке. Геленджик они пр Так считают российские космонавты Александр Самокутяев и Елена Серова, прошедшие реабилитацию после орбитальной командировки в Архипо-Осиповке. Геленджик они пр Rating: 0

Комментировать

scroll to top