Воскресенье , 18 Ноябрь 2018

Главная » Новости Геленджика » ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА КАРАЧЕНЦОВА.

ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА КАРАЧЕНЦОВА.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ КНИГИ «ГЕЛЕНДЖИК: ИСТОРИЯ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ», КОТОРАЯ ГОТОВИТСЯ К ПЕЧАТИ.

В Геленджике надо улыбаться и говорить всем «Здравствуйте!»

    Николай Караченцов – один из немногих актеров, которому счастливое сочетание актерского мастерства, своеобразных вокальных данных и природного обаяния принесло настоящую народную любовь. Целую неделю популярнейший актер театра и кино гостил в нашем городе. График его пребывания был расписан буквально по минутам – репетиции, встречи со зрителями, выступления, концерты. В Кабардинке Караченцов принимал участие в открытии набережной вместе с главой города-курорта С.П.Озеровым и главой Кабардинской администрации Л.М.Семенковой. И, несмотря на такую занятость, народный артист России нашел время, чтобы дать интервью нашему корреспонденту.

Николай Петрович, вы уже второй раз приезжаете к нам на курорт. Геленджик пришелся вам по душе?

— Да, это одна из причин моего приезда сюда. Геленджик очень понравился в прошлый мой приезд. Но дело не только в этом. Я болен школой искусств города Красноармейска, что в Подмосковье, а она дружит со школой искусств Геленджика, и мы этих детей опекаем. Я очень хочу, чтобы дети эти были удачливее нас, талантливее, для них мы организовали здесь большой тренировочный процесс, как у спортсменов бывают тренировочные сборы. И, надеемся, что процесс этот будет плодотворным. Сюда прибыл руководитель этой школы и ученицы.

Как вы выдерживаете напряженный график?

— Дело в том, что 99% артистов мечтают о такой жизни. Я уже к ней привык и думаю, что если вдруг 3-4 дня у меня не будет звонить телефон, я полезу на стену. Так что, слава богу, я езжу, встречаюсь с новыми людьми, это меня очень обогащает. А если еще встречи в таком уникальном местечке, которая подарила природа миру, как Геленджик!

Николай Петрович, все поклонники вашего творчества при выкли к тому, что вы человек разносторонний: театр, кино, телевидение, эстрада. Но вот геленджичане недавно узнали, что вы ведете школу молодых актеров. Как получилось, что вы занялись еще и педагогикой?

— Ну педагогикой – это громко сказано. Я их опекаю – это будет точнее. Лет пять назад ко мне пришел Николай Остапов и сказал: «Я хочу создать в Красноармейске школу искусств, лучшую в мире. Помоги!». Остапова я знаю давно, это человек фанатично любит детей. В министерстве культуры пошли навстречу, и скоро эта организация получила статус учебного заведения. Спектр обучения у них достаточно широк: от конного спорта до фехтования, от живописи до стэпа, от хореографии до вокала, акробатикой занимаются все. И пошли победы этих детей на конукрсах, фестивалях, даже международных. Наши воспитанники достигли больших высот. Я в этих детей влюбился, мне с ними интересно.

— Сейчас, с высоты вашего опыта, как вы считаете, что для актера самое важное: талант, здоровье или еще что-то?

— Талант – дело необходимое, потому что нашей профессии не научишь, даже если вы будете аккуратным и прилежным учеником. Но вот еще необходима нездоровая любовь к своей профессии, т.е. ради нее – все! Есть даже выражение: артист может не явиться на спектакль только в одном случае – если он умер! Марк Захаров – руководитель нашего театра, считает, что если актер простудился, заболел, значит, он непрофессионален, т.е. простудился почему? Где-то был невнимателен к себе, забыл, что завтра ему выходить на сцену, что его никто не заменит и т.д. Ну и плюс, конечно, везение, удача – это нужно.

Николай Петрович, лично вам какой из ваших персонажей ближе по характеру, по духу?

— Мне очень трудно судить, потому что любая моя роль, любой образ, который я сыграл, — это все равно не я, а результат моих наблюдений, моей работы. Другое дело, что каждую роль я пропускаю через себя, я в себе ищу какие-то черточки, качества, чтобы каждое слово моего персонажа было вызубрено, чтобы оно рождалось тут же, на ваших глазах. Все роли мне дороги, потому что в каждую из них вкладываешь самого себя, каждая роль начинается с белого листа, каждая из них – опять новый экзамен. Мне хочется, чтобы мои персонажи не были похожи один на другого. Тот же детектив Дубровский не похож на героя картины «Собака на сене», а Урри из «Приключений Электроника» не похож на героя «Криминального квартета», хотя они тоже агрессивные и дерущиеся. Мне бы хотелось дотянуться до масштаба личности такой, как граф Рязанов из «Юноны и Авось». Что это за первопроходец, что за сила этой личности, какая сумасшедшая любовь его посетила! Я играл в театре Тиля Уленшпигеля, где в одном человеке умещается все: он и шут, он и хулиган, он и народный герой, он и философ, он и Ромео, если хотите, — все в одном герое! Хотелось бы походить на таких героев!

— Месяц назад у нас в городе был Николай Еременко-младший, который собирается снимать продолжение фильма «Пираты ХХ века». А вы согласились бы сыграть в продолжении какого-нибудь фильма?

— Есть такой сериал – «Петербургские тайны». По просьбам телезрителей было снято еще 12 серий. Авторы буквально высасывали из пальца сценарий, потому что весь роман Крестовского использовали до конца. Я не знаю случая, когда продолжение было лучше оригинала. Даже если говорить о великих картинах, таких, как «Крестный отец-2». На западе это выколачивание сумасшедших денег. Сейчас наше телевидение завалено письмами – продолжить сериал «Досье детектива Дубровского». Честно скажу, мне неинтересно, потому что я его уже сыграл, а мне хочется сыграть много других ролей.

— А если бы предложили сыграть роль повзрослевшего Бусыгина из «Старшего сына»?

— Ну, что касается Бусыгина, это вообще особая статья, потому что тогда Вампилов был полузапрещенный автор. Мы выходили с этим произведением на широчайший экран под названием «вся страна». Сам Вампилов многих спектаклей по своим пьесам не увидел, и мы понимали эту ответственность. На мой взгляд, Александр Вампилов – это один из наиболее ярких, если не самый яркий автор за последние 40 лет. И окунуться в творчество драматурга мне было безумно интересно. Хотя Бусыгина я перерос.

Вы сыграли сразу в нескольких российских сериалах. Как вы считаете, смогут ли, наконец, наши российские сериалы вытеснить с экрана разные мексиканские и бразильские мыльные оперы?

— «Вытеснить с экранов» — эта фраза не имеет никакого отношения к качеству произведения. Здесь какие-то подпольные коммерческие интересы, потому что сериал – это база для рекламы и чего угодно. И просто потому, что сериал можно дешево купить, наш телеэфир засоряется низкопробным продуктом. Обидно. Портится вкус у нашей молодежи, мы теряем поколение, я уже не говорю о том, что они становятся меньшими патриотами. У моего поколения есть еще такая ностальгическая жилка: я хочу опять увидеть Гундареву, Янковского, Яковлева, Ульянова – у молодежи уже нет этой ностальгии. Они лучше знают Тома Крузо, ДиКаприо, Ван Дамма, нежели отечественных актеров. Язык, на котором говорили Пушкин, Достоевский, Толстой – великий язык, и хотелось бы, чтобы молодые ребята его знали. Это тоже патриотизм, наши корни.

— Театр «Ленком», которому вы служите, достаточно социально и политически активен. Марк Захаров то поддерживает, то не поддерживает очередного президента, актеры участвуют в политических акциях, а вы во всем этом не очень заметны. Это ваша сознательная позиция?

— Мне уже дважды предлагали баллотироваться в Государственную Думу, но я считаю, что больше пользы принесу своим делом. Захаров не просто поддерживает или не поддерживает какого-то президента,  он отстаивает некие свои принципы, которые могут совпадать или не совпадать. А мои многие коллеги занимаются не своим делом. Как-то я получил письмо от одной женщины, которая писала: «У меня в жизни был кумир. Каждое его слово для меня было на вес золота. Звали его Владимир Высоцкий. Он умер, теперь вы заняли его место. И мне очень важно, что вы думаете по любому поводу о происходящем в нашей стране». И я задумался: действительно, если интересует мое мнение, надо всегда взвешивать свои слова и надо участвовать в происходящем. Хотя стать политиком я не хочу.

— Вернемся к вашему творчеству. Расскажите о своих последних работах в театре и в кино, в частности, о спектакле «Шут Балакирев» по пьесе Григория Горина, о дальнейших планах.

— Потеря Григория Горина невосполнима. Он написал замечательную пьесу, но она находится в стадии становления, и Горин вместе с Захаровым постоянно переписывали ее. Горин надеялся, что на репетициях ее можно подчистить. Теперь подчищать некому, придется нам, а в первую очередь – Марку Анатольевичу. Мне там предложена ответственная роль князя Меньшикова. Петра Первого будет играть Олег Янковский, шута Балакирева – молодой актер Сергей Фролов. А в кино, как ни странно, я уже сыграл роль Петра у Светланы Дружининой, последние его дни. Сейчас закончил съемки у Аллы Суриковой, идет процесс озвучания. Снимаюсь в сериале у режиссера Вадима Дербенева «Патриаршие пруды-2», там появился новый персонаж, который мне интересен. Идут съемки кинокартины по пьесе Александра Галина «Чешское фото», где я играю с замечательным актером А.Калягиным, еще предстоит снять треть картины. Есть другие интересные предложения. Когда я  говорил, что меня волнует то же самое, что и вас, я очень желаю, чтобы этот этап, который так необходим нашей стране, проходил более коротко и менее болезненно, чтобы мы не разучились улыбаться. В Геленджике все вокруг, от солнца и до моря, атмосферы и людей, дает эту возможность. Улыбнитесь, скажите друг другу «Здравствуйте!» и не болейте никогда!

О.Сербин, «НЕДЕЛЯ ГЕЛЕНДЖИКА» № 13, апрель 2001 г.

ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА КАРАЧЕНЦОВА. Reviewed by on . ВЫДЕРЖКИ ИЗ КНИГИ "ГЕЛЕНДЖИК: ИСТОРИЯ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ", КОТОРАЯ ГОТОВИТСЯ К ПЕЧАТИ. В Геленджике надо улыбаться и говорить всем «Здравствуйте!»     Николай Карач ВЫДЕРЖКИ ИЗ КНИГИ "ГЕЛЕНДЖИК: ИСТОРИЯ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ", КОТОРАЯ ГОТОВИТСЯ К ПЕЧАТИ. В Геленджике надо улыбаться и говорить всем «Здравствуйте!»     Николай Карач Rating: 0

Комментировать

scroll to top