Суббота , 16 января 2021

Главная » Летопись недели » Станица Геленджикская

Станица Геленджикская

К 150-летию станицы Геленджикской

После окончания Кавказской войны в 1864 году, побережье окончательно обезлюдело и при его заселении царское правительство столкнулось с большими трудностями. Охотников по собственной воле переселяться в «гиблые места», как в то время называли Черноморское побережье из-за свирепствовавшей здесь малярийной лихорадки, было мало.  И тогда в принудительном порядке на берега Черного моря были   поселены казаки Кубанского казачьего войска. Сформирован был Шапсугский береговой батальон, который составляло   казачье население 12 станиц, в т.ч. Геленджикской,  Адербиевской,  Пшадской,  Береговской и Вуланской. Первые поселенцы Геленджикской станицы прибыли в мае 1864 года. Всего население ее состояло из 59 семей. Однако для людей, привыкших к степным просторам, новые условия были чужды-их угнетали горы и леса, незнакома им была и культура садоводства (адыги оставили на побережье цветущие сады и виноградники). Хозяйство на побережье приходило в полный упадок, Уже в 1866 году правительство с целью вернуть к жизни экономику края разрешает селиться на Черноморском побережье иностранцам христианского вероисповедания — так здесь в последующие годы появляются греки,  чехи, армяне, молдаване, поляки,  немцы и т.д.

В 1870 году Шапсугский батальон был расформирован и та часть казачьего населения, которая не пожелала остаться на побережье, вернулась в родные места.

Станицы, основанные ими, становятся селами,  их население пополняются выходцами из южнорусских губерний, возникают новые населенные пункты:  Прасковеевка,  основанная греками,  Тешебс и Текос с чешским населением. В 1886 году интеллигенты толстовского толка основали общину «Криница», положившую начало современному селу, позднее возник хутор Михайловский перевал и первые его поселенцы,  например Череватенко,  были активными пионерами культурного садоводства.

Переселенцам удалось возродить садоводство и виноградарство, занялись они также табаководством. Однако из-за отсутствия дорог особых перспектив развития у Геленджика и других населенных пунктов,  казалось бы не было.

Но вот в 1891 году началось строительство Новороссийско-Сухумского шоссе,  соединившего Геленджик с «внешним миром», откуда в него нахлынули различные дельцы, скупавшие земельные участки, разводившие сады и виноградники, строившие дачи и попросту спекулировавшие   поднявшейся в цене землей.

В конце XIX-начале XX столетия Геленджик, постоянное население которого к 1912 году достигло 5000 чел., получает в России известность как климатический курорт, доступный средним слоям русского общества. Уже в1903 году здесь отдыхало и лечилось до 1200 человек. Начиная с 1900 года открывается несколько частных санаториев и купален, строится множество дач, в городе существовало четыре гостиницы. Уже в 1903 году был поставлен вопрос о преобразовании села Геленджик в город, поскольку нужды развиваюшегося  курорта совершенно не учитывались сельским управлением. Но вопрос этот был решен правительством только 4 декабря 1915 года  Курорт развивался благодаря активной деятельности общественных организаций: Общества содействия благоустройству курорта Геленджик,  почетным членом которого был писатель-демократ В.Г. Короленко, Обществ дачевладельцев Тонкого мыса-курорта Солнцедар,  Толстого мыса и просветительного общества.  В этот период на средства, собранные членами указанных обществ были построены почтово-телеграфное   отделение, два курзала,  благоустроена набережная и разбиты скверы, открыты две библиотеки, наконец в I909 rоду М.М. Рейнке был основан музей.

В Геленджике имелась гимназия, два женских и одно мужеское училище, а также женская и мужская ремесленные школы.

Геленджик имел регулярное морское сообщение с другими Черноморскими портами, перевозки грузов и пассажиров осуществлялись пароходами Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ), имевшего свое агентство в Геленджике.

21 мая 1864 года благодарственным молебствием на Красной Поляне завершилась изнурительная Кавказская война. По свидетельству кубанского историка Ф.А. Щербины, покорение Кавказа закончилось расправой одновременно и с побежденными, и с победителями. Произошло быстрое и бесследное разрушение древнейшей культуры, после чего остались лишь черкесские сады и поля, которыми, увы, не воспользовались русские, осевшие здесь. Горцы умели возделывать зерновые, культивировали плодовые, производили хлопок и мед, отправляя последний даже за границу.

Российская империя с новыми обретенными территориями обрела и болезненную проблему: как вдохнуть жизнь в обезлюдевший край? Ведь в то время система швейцарских озер жителям российских столиц была знакома много больше, чем юг собственной страны…

10 марта 1866 года был учрежден Черноморский округ как самостоятельная единица в составе российского государства. Тем же числом датировано и «Положение об управлении и заселении Черноморского округа».

В соответствии с официальной правительственной доктриной, в основу хозяйственной колонизации побережья была положена все та же военная система. Заселение предгорий западной части Кавказского хребта осуществлялось в принудительном порядке за счет казаков ветеранов, прослуживших в строю не менее двадцати лет и принимавших активное участие в боевых действиях. Так называемый «Шапсугский береговой батальон» формировался в основном из «порочных элементов», извлеченных из кубанских полков. Казаки батальона были расселены в двенадцати прибрежных станицах: Геленджике, Адербиевке, Пшадской, Небугской, Вельяминовской, Георгиевской.

Фактически ссыльных казаков пытались успокоить льготами: им выдали пособие на обзаведение хозяйством, определили казенный паек, который состоял из провианта и соли и выдавался лишь в первые годы. Новоиспеченных хозяев, кроме того, освободили от воинской повинности и наделили землей «по двадцать десятин на каждую мужскую душу, не считая занятых усадебных мест».

Казакам с самого начала это предприятие показалось малопривлекательным, крепкого хозяйства в этих гиблых малярийных местах они так и не сумели создать.

Довольствовались сбором фруктов в заброшенных черкесских садах, рубили лес на продажу, а хлеб приобретали в степных станицах.

В 1870-х годах им, наконец, разрешили вернуться на прежнее место жительство, на Кубань.  Большинство невольных поселенцев не преминуло этим   воспользоваться. Власти пришли к выводу, что русские не пригодны для заселения побережья. Такое же заключение сделала и комиссия, присланная из Тифлиса для обследования быта переселенцев.

Решено было вербовать поселенцев за границей, среди турецких армян и греков. С этой целью туда отправились вербовщики. Льготные условия привлекли сюда также чехов, немцев, эстонцев и молдаван. Каждая группа поселенцев, как могла, вносила свою лепту в дело хозяйственного возрождения края. Чехи, например, ввели удобрения полей, внедрили легкий луг, греки и армяне положили начало табаководству, молдаване – возделыванию овощей и кукурузы… Однако отсутствие определенного, хорошо продуманного плана хозяйственной колонизации столь обширной территории не позволило сколько-нибудь значительно изменить ситуацию на пустовавшем побережье. За 20 лет (к 1888 году) удалось создать всего 56 поселений с 10 000 жителей.

Высочайшее пожалование казенной земли участниками Кавказской войны, министрам, сановникам и титулованным особам мало что добавило к этому. Раздавались земельные участки в несколько тысяч десятин, лежащие между реками Псезуапсе и Шахе, а также близ Геленджика, на Михайловском перевале. Кроме того, в 1870 году многие казенные земли были разыграны в благотворительной лотерее в пользу заведений, состоявших под покровительством Великой княгини Ольги Федоровны. Лотерейные билеты продавались по всей России. Таким образом, земельные участки от 200 до 500 десятин доставались порой лицам,  которые даже ясно не представляли, где таковые находятся. Поехать же, чтобы посмотреть их, в ту пору было делом трудным, и выигранные земли, равно как и пожалованные, оставались лежать впусте, по выражению профессора Пастернацкого, «сохранив под зарослями леса культуру черкесов».

Комиссия, назначенная для исследования земель на северо-восточном берегу Черного моря и получившая известность как «Муравьевская», поскольку ее возглавлял председатель управления лесной частью на Кавказе и за Кавказом генерал-майор Муравьев, констатировала, что «положение» от 10 марта 1866 года, по которому преимущество в переселении должно предоставляться лицам, принадлежащим к сельскому сословию, практически не выполняется. Почти вся береговая полоса, предназначенная под надворные наделы, роздана именитым особам под «культурные участки». Владельцы последних начали и кончили тем, что продали на сруб самые ценные породы вековых деревьев. Так были сплавлены за границу кавказская пальма или самшит, орех, каштан, дуб.

Нельзя сказать, что край оставался заброшенным лишь по забывчивости и нерадивости властей. Очень уж специфичными были условия жизни в горах и на берегу моря, а все то полезное, что привносилось извне, приживалось не сразу. Писатель-беллетрист С.И. Васюков отмечал, что, бесспорно, Кавказ красив, могуч, грандиозен и богат, но его жители бедны и невежественны, усматривая тем самым необходимость в систематическом изучении края.

Обратились к проблемам заселения края и ученые мужи столичных научных обществ. Многие из них побывали на Кавказе и, очарованные его красотою, искренне пытались обрести жизнеспособные проекты.

Таким образом, девяностые годы девятнадцатого столетия стали определяющими в судьбе этого прекраснейшего уголка вселенной. Девственная природа, мягкий климат, неисчерпаемые, хотя и мало исследованные, минеральные богатства – все это определенно сулило здешним местам большую будущность.

Именно тогда появляются здесь первые климатолечебные станции, грязелечебницы и купальни, возникают пансионы-санатории. «Товарищество на вере», представляющее столичных врачей, приобретает в северо-восточной части Геленджикской бухты семь десятин земли под парк, дачи и купальни, а Кубанское медицинское общество, начиная с 1903 года, устраивает у моря летние колонии для детей, страдающих туберкулезом. Тогда же основываются городские поселения Хоста и Романовск (Красная Поляна), которым суждено впоследствии стать известными курортами, дачные поселки Солнцедар (возле Геленджика) и Мюссера (между Гудаутой и Пицундой).

 

Зам. директора по науке

Геленджикского историко-

краеведческого музея                                                                     Н.Т. Соловьева

Станица Геленджикская Reviewed by on . К 150-летию станицы Геленджикской После окончания Кавказской войны в 1864 году, побережье окончательно обезлюдело и при его заселении царское правительство стол К 150-летию станицы Геленджикской После окончания Кавказской войны в 1864 году, побережье окончательно обезлюдело и при его заселении царское правительство стол Rating: 0

Комментировать

scroll to top