Вторник , 26 января 2021

Главная » Летопись недели » ТАКОЙ РАЗНЫЙ АЛЕКСАНДР РОЗЕНБАУМ

ТАКОЙ РАЗНЫЙ АЛЕКСАНДР РОЗЕНБАУМ

3

Кажется, что годы не властны над ним, живой легендой отечественной авторской песни. Он все тот же, все та же атлетически подтянутая фигура, все тот же берущий за душу баритон, вот только отпущенная седая борода вносит некий диссонанс в ставший привычным за прошедшие десятки лет образ. Его песни давно стали неотъемлемой частью нашей культуры, нашей жизни, как песни Высоцкого, Визбора, Галича.

Александр Розенбаум снова в Геленджике. Народный артист России приехал в город с трехчасовой сольной программой, куда вошли все самые известные произведения автора – от неувядающего «Вальса – бостона» до знаменитой «Утиной охоты», ставшей в свое время настоящим гимном постперестроечного поколения. А по окончании выступления мы еще довольно долго беседовали в гримерке. Александр Яковлевич неспешно выкуривал одну сигарету за другой и говорил. Говорил обо всем, но начал с нашего Геленджика, с которым он давно знаком.
Розенбаум: Как говорит Жиндарев: «не хотелось бы никого обижать», имея в виду Анапу, из которой я только что приехал, го вы гораздо лучше выглядите. Мне очень нравится Геленджик: все чистенько, достойно. Без особой «ярмарки», без бардака на улицах. Знаете, я очень пристально смотрю на работу главных художников в городах. И считаю, что чем больше город загажен разноцветными фанерными плакатами и беспорядочной рекламой, тем хуже. У вас же я такого страшного разноцветья не замечаю. Ну, а все остальное, как и должно быть – курорт, море, люди отдыхают, сезон… Мне это нравится.
У себя, в Санкт-Петербурге, Александр Розенбаум больше, чем артист. В своем родном городе он ведет большую общественную работу, бьется за сохранение и восстановление исторических мест, памятников архитектуры. В течение двух лет был депутатом Государственной Думы от партии «Единая Россия», на сегодня является председателем совета Фонда развития исторического наследия «Кронштадт». Наконец, всем памятны его многочисленные концерты в Афганистане для дислоцированной там тогда группы советских войск. Эти концерты были настоящим проявлением мужества, выразителем которого Александр Розенбаум, собственно говоря, и является, всем своим обликом и всем своим творчеством.
— Александр Яковлевич, а по-Вашему художник должен быть сегодня с активной гражданской позицией?
Розенбаум (резко): Художник ничего никому не должен… Художник должен только своим маме и папе. И Родине, если она его обучила и образовала, вот три года после этого он должен – по распределению… (закуривает новую сигарету и уже более мягко) А вообще любой гражданин должен быть в хорошем смысле этого слова общественен. Я не говорю «политизирован», но он должен быть общественен, художник – тем более. У художника должна быть идеология. Она может быть со знаком «плюс» по отношению к государственному строю или со знаком «минус». Со мной могут соглашаться, не соглашаться – это мое мнение. Человек не может жить вне общества, вне людей, если он нормален. Он должен сопереживать не только своим политическим мыслям или настроениям. Он должен сопереживать людям, которые живут с ним на одной земле. Он же пишет, в конце концов, о жизни этих людей. И никаких новых тем на этот счет не существует. Страх, любовь, ненависть, радость, гордость, война, мир и т.д. Поэтому ты должен жить со своей страной, как мне думается, или без нее – это твой выбор.
— Ваши песни за десятилетия не теряют ни актуальности, ни популярности. Чем Вы сами можете объяснить такой феномен?
Розенбаум (отрешенно): Не ко мне вопрос, идите в зал и там спрашивайте… Я приблизительно догадываюсь, но не мне об этом говорить. Могу единственное вам сказать, что я с людьми говорю как с равными, я не дарю им свое искусство. Вообще терпеть не могу, когда говорят: «Я вам сейчас подарю свое искусство». Не надо ничего никому дарить! Ты просто обсуждай с людьми какие-то вещи. Но помни, что они тебе абсолютная ровня: и водитель такси, и академик филологии, и врач, и журналист, и школьник… У нас у всех одно отношение к матери, если мы нормальные люди. К Родине, к небу голубому, травке зеленой, к животным – лошадям, кошкам, собакам и так далее. Я просто стараюсь с людьми разговаривать на людском русском языке. А там уже каждый выбирает, что ему нравится – кому «Черный тюльпан», а кому «Гоп-стоп»…
— А Вам самому какие песни больше по душе?
Розенбаум: А они все мои дети. Я их всех люблю. Знаю, какой косенький, какой хроменький, а какой красавец писаный. Но отношение мое ко всем моим песням одинаковое. Это все мои дети.
В нашем разговоре мы не могли не коснуться еще одной существенной ипостаси Розенбаума, о которой он, кстати, почти не говорит в своих многочисленных интервью – работе в кино. Кинематограф известный бард очень любит, но подходит к нему весьма избирательно. Так, в середине 90-х зрительское внимание по всей стране привлек боевик «Чтобы выжить». Александр Розенбаум играет одну из главных ролей – Джафара. Героя отрицательного, которого развал Советского Союза вынудил перейти на противоположную сторону баррикад.
Розенбаум (про своего героя): А он по-другому не мог. Джафар попал в гражданское противостояние, он герой афганской войны. Он, советский человек, попал в ту историю, которая тогда происходила с нашей страной, и не захотел быть с Горбачевым. Ну не захотел он, чтобы платок для его мамы стоил не 3 рубля, допустим, а 300 рублей. И таких людей было много. Другое дело, что он попал, может быть, не совсем в то общество. Но он другого выхода, наверное, для себя не видел. А, гражданская война — это гражданская война, о чем мы говорим… Кто прав – Буденный или Колчак? Это всегда вопрос, всегда проблема, это всегда споры и дискуссии. Я Джафара играл хорошим человеком. И эта идея была у меня изначально. Фильм ведь снимался на студии у Ролана Анатольевича Быкова, и помню, я пришел к Быкову и говорю: «Ролан Анатольевич, я буду играть Джафара хорошим мужиком». Он говорит: «Ну и правильно, играй. Он такой и должен быть». Поэтому он сам не бандюган какой-нибудь, хоть и окружение у него бандитское. Он Герой Советского Союза, между прочим. Ему Коля, его оппонент по фильму, говорит: «и номер звездочки твоей я знаю». Поэтому…
Фильм «Чтобы выжить» снимался 23 года назад, и во многом для своего времени это была новаторская картина. Отличная драматургия и отличные актеры, кроме Александра Розенбаума в фильме играли Владимир Меньшов и Сергей Векслер. Кроме того, крайне напряженный сюжет, постоянные погони, перестрелки, драки, взрывы. Одна только знаменитая дуэль на вертолетах в финале картины, где актеры зависали на высоте нескольких сотен метров, чего стоит.
Розенбаум (не скрывая удовлетворения): Ну, я там без страховки снимался, за что имел аплодисменты в зрительном зале, как мне рассказывали, постоянно. Сниматься было для того времени далеко не просто. Мы много там угробили и машин, и вертолетов. Так что это был достаточно дорогой фильм.
— После успеха картины «Чтобы выжить», не ошибусь, если предположу, что Вам поступало множество предложений сыграть еще в чем-то подобном. Но Вас мы больше нигде не видели…
Розенбаум (философски): Предложения и сейчас поступают, да я не на все соглашаюсь. Ведь я не профессиональный киноактер. У меня есть свое место в искусстве. И я считаю, что «абы сняться» — это неправильно. Предлагали мне сценарии различные на разных этапах моей жизни. Это все было не мое. Вот у Славы Говорухина в фильме по роману Дудинцева я снялся с большим удовольствием. Потому что это блестящий режиссер, и был прекрасный материал. А просто так, лишь бы сниматься, нет, я так не хочу.
Уточним. Фильм Станислава Говорухина «Не хлебом единым», снятым по одноименному роману Владимира Дудинцева, к сожалению, не вызвал широкого зрительского резонанса, хотя говорил об очень важных вещах – как остаться человеком в нечеловеческих условиях, как не отступать от своих целей и идеалов, и главное, как сохранить любовь и человеческое достоинство. Фильм рассказывает о талантливых изобретателях, создающих оборонный щит страны в период послевоенных сталинских репрессий, многие из них делали это, как известно, сидя за решеткой – в «шарашкиных конторах». Александр Розенбаум играет генерала-ученого, руководителя одной из таких «контор», которая занимается разработкой новых ракет на базе немецких «Фау – 2». Его герой не типичен, он, с одной стороны являясь представителем карательной системы, в то же время в меру своих сил и возможностей помогает героям картины, облегчая их нелегкую участь.
Образ ученого, хоть и в генеральских погонах, но одержимого наукой, близок Розенбауму. Ведь он родился в семье врачей, и сам достаточно много времени посвятил медицине, с теплотой отзывается о своей первой профессии, навыки которой не забыл до сих пор. И в случае необходимости, по его же собственным словам, ему не трудно будет к ней вернуться.
Розенбаум: Могу сказать, что я благодарен своим учителям и своему институту, своей альма-матер – первому ленинградскому медицинскому институту им. Павлова. Нас очень хорошо учили. Я, конечно, не пойду сегодня, в какую-нибудь крутую клинику работать. Но на линию «Скорой помощи», если я недельку сейчас просто повспоминаю то, что мне необходимо, и посмотрю на новую фармакопею (лекарства, может быть, новые какие-то появились), то через неделю — дней десять я смогу спокойно идти на работу. На линию. И за эти слова я отвечаю.
— И в завершение встречи, Ваши пожелания геленджичанам, гостям курорта…
Розенбаум (очень по-доброму): Знаете, я обычно заканчиваю свои выступления такими словами, что звезд много – артистов мало. А артист живет ради той минуты, когда до конца его номера ни один зритель не потянется в буфет или гардероб. И вот на сегодняшнем концерте я увидел, что ни один человек не покинул зрительный зал. Спасибо вам за то, что даете нам возможность жить и чувствовать себя нужными. А геленджичанам я бы пожелал еще более красить город своей жизнью, своим трудом. Покоя вам, насколько это возможно, потому что в сезон, я это отлично понимаю, очень беспокойно жить в Геленджике, как на любом курорте. В мертвый сезон я бы желал им тоже не затухать вместе со снижением туристического потока, а продолжать жить как положено. Гостям Геленджика – хорошего отдыха. Что еще можно пожелать? Это вся страна наша, пусть отдыхает, а у вас для этого все есть. И еще, не обращали внимание, что «lоve» по-русски читается как «лаве»? Так что желаю вам любви и много денег!
Беседовал Михаил Черногоров

ТАКОЙ РАЗНЫЙ АЛЕКСАНДР РОЗЕНБАУМ Reviewed by on . Кажется, что годы не властны над ним, живой легендой отечественной авторской песни. Он все тот же, все та же атлетически подтянутая фигура, все тот же берущий з Кажется, что годы не властны над ним, живой легендой отечественной авторской песни. Он все тот же, все та же атлетически подтянутая фигура, все тот же берущий з Rating: 0

Комментировать

scroll to top