Понедельник , 18 Ноябрь 2019

Главная » Летопись недели » Там, где слилась с Мезыбью Адерба.

Там, где слилась с Мезыбью Адерба.

Из частного письма начала века: «Теперь все кричат и, наверное, правильно: пора на запад, хоть в окно, хоть в дверь! Я же по-прежнему хочу на юг. Туда, где на берегу моря восстал вековой лес, где среди высокой травы — колония необычайной красоты коричневых ирисов и летают светляки, где среди гор разбросаны остатки черкесских садов. Мое самое заветное желание — завести на юге огород, воспитывать там томаты, а еще завести собаку…». 

Конечно же, этот неизвестный автор мечтал попасть в Дивноморское, которое тогда еще не было Дивноморском. Мы себе кажемся первооткрывателями, совершенно ими не являясь. Эту бухту, аул, дачное место, село любили задолго до нас. И они были сто раз правы. Я не претендую на роль летописца Нестора, но все сущее имеет свою историю, а всякая история должна быть рассказана.

На некоторых из старых карт эта бухта обозначалась без названия, с прорисованной тонкой струйкой реки Иногуа, родившейся от слияния в долине двух других: Мезыби и Адербы. Топонимика местности не дает ошибиться: здесь жили черкесы.

Начальник Черноморской береговой линии Н. Н. Раевский в «Описании восточного берега Черного моря» констатировал: «Сии три долины удобны для жительства и до занятия Геленджика (1831 г.) имели значительное население. При устье Мезыба находится большое углубление берега, достаточное для пристани мелких судов. Прежде контрабандисты приставали туда часто, ныне, хотя вообще зарпещенная торговля уменьшилась, но суда продолжают приставать к устью Мезыби. Полезно было бы построить здесь укрепление. Урочище сие известно у моряков под названием Фальшивый Геленджик. Занятие Мезыба сверх других выгод избавит моряков от ошибок».

В фолиантах встречается и такая дата: 14 сентября 1853 г. был разорен аул Мезыбь на бухте Фальшивого Геленджика. Здесь, по рассказам старожилов, были прекрасные родники, забитые и задерненные черкесами при уходе в Турцию.

Впоследствии в Фальшивом Геленджике на надельных землях появились крестьяне — поселяне из различных губерний России. Один из них «попал в историю» в прямом смысле слова.

Курьез случился в 1891 году, когда генерал Анненков возводил Новороссийско-Сухумское шоссе. Близ Фальшивого Геленджика находился огромный дольмен, в котором жил поселянин Фоменко (как видим, проблема с жильем вечна). Строители шоссе, неизвестно по какому праву, выгнали бедолагу на улицу, а дольмен употребили на дорожные надобности. Какой дурной пример подали эти люди в отношении к памятникам истории!

По свидетельству историка Ф. А. Щербины, покорение Кавказа закончилось расправой одновременно с побежденными и с победителями. Правительственная колонизация длительное время не давала ожидаемых результатов. Ситуацию спас «частник», интеллигентный поселенец, преследуя собственные интересы, привлек внимание к Черноморскому побережью Кавказа как к будущему курорту.

Пионером Фальшивого Геленджика явился доктор С. А. Светлинский, устроивший здесь санаторию «Сине море». Он принялся за дело со всей страстью начинающего: вложил в него труд, знание и капитал. Владение санатории — 10 десятин, бывший потомственный участок некоего крестьянина, был куплен доктором за 800 рублей. Бесспорно, С. А. Светлинский был мужественным человеком, отважившись в одиночку начинать в необжитом месте. Быть может, его подкупили живописные окрестности бухты. Как свидетельствовали современные доктора, «самую долину рек Адербы и Мезыби правильнее назвать красивым Геленджиком, так как обширная его равнина, особенно у моря, заполнена таким обилием роскошной древесной растительности, какого нет и в настоящем Геленджике, а окружающие долину места отличаются красотой и огромными удобствами для заселения. Тучный чернозем, арбузы и дыни славились еще у черкесов. Здесь водилась пропасть фазанов! Белое здание санатория утопало в цветах, тут и там благоухали пунцовые и белые дикие розы. Воздух дивный, ну а море, конечно, изумрудное. Наверное, уже тогда родилось сакраментальное «Рай — это все же юг!».

Скептики или реалисты, как угодно, осуждали Светлинского: да, здесь прекрасное огородное место, но для санатории очень смело — это же настоящий малярийный полуостров, знаменитый своими лихорадками; трава, лопухи, болото.

Так где же истина? Скорее, посередине. «Синеморской климатолечебной станции», как официально ее именовали, выпала сложная судьба. Едва возникнув, она претерпела в 1903 году пожар, а затем бездействовала ряд лет за отсутствием у владельца средств на ее восстановление. Но возродилась, как феникс, и к 1916 году заявила о себе твердо и уверенно. Число сезонных клиентов санатория увеличилось с 30 до 200 человек. В лето 1916 года была переполнена публикой, привлеченной и более дешевым, по сравнению с Геленджиком, пансионом (50 рублей в месяц).

Дача «Сине море» пользовалась популярностью у населения Екатеринодара, Ростова, Нахичевани и стояла в одном ряду с такими курортами, как Архипо-Осиповка, Джубга, Широкая Балка, по свидетельству рекламных проспектов.

В это время происходит бойкая распродажа участков земли вокруг дачи. Покупатели не заставляли себя долго ждать: планы находились на берегу Черного моря, у обширного пляжа. Жители столиц и центральных губерний, опьяненные романтикой побережья, спешили стать владельцами участков, где произрастали персики, черешня, сливы, миндаль, плоды которых отличались красивыми формами, нежностью и сахаристостью. Ведь именно Фальшивый Геленджик отличало меньшее количество пасмурных дней по сравнению с Анапой, Ялтой, Сочи.

Участки продавались за наличные и в рассрочку, через управление имения «Джанхот», владельцем которого являлся Ф. А. Щербина, известный кубанский историк и общественный деятель.

Рост цен на землю был вызван и планами строительства береговой железной дороги, которую предполагалось протянуть от Туапсе до Фальшивого Геленджика, а затем через Адербиевскую долину к станице Абинской. Кстати, в Фальшивом Геленджике собирались построить не только станцию Черноморской железной дороги, но и пустить отсюда электрический трамвай до Анапы вдоль самого берега. Это предложение иностранных капиталистов обсуждалось уже в 1919 году. Скорая смена власти помешала его осуществлению. Наверное, к счастью.

Между тем, жизнь шла своим чередом. Местное население и дачники пользовались старыми черкесскими дорогами в Геленджик и Джанхот. Экономически это было разорительным мероприятием. Горные тропы не удовлетворяли потребностям нарождающихся курортов. Подвоз строительных материалов стоил почти столько же, сколько сами материалы, а зачастую и дороже.

Но для романтических прогулок это были самые замечательные дороги! Бесконечно влюбленный в Кавказ С. И. Васюков некогда поделился своими впечатлениями, навеянными подобными прогулками: «Мы пошли в Фальшивый Геленджик через горы по старой черкесской дороге. Эта дорога дает возможность любоваться Геленджиком, настоящим и фальшивым, а также открытым безграничным морем. Некоторые предметы и комбинации в миниатюре изящны и красивы, так и Геленджик с перевала». У нас сегодня есть возможность в этом убедиться. В годы советского строительства Фальшивый Геленджик окончательно определился как курортная местность наряду с другими населенными пунктами побережья. Национализация изменила облик «Сине море», преобразовав его в дом отдыха Черноморской областной кассы социального страхования на 220 коек, разместившихся с обслуживающими помещениями в ряде отлично содержимых зданий. Отдыхающим оказывалась и лечебная помощь: при доме отдыха организовали водоэлектрогрязелечебницу. Но главным достоинством этого дома отдыха, бесспорно, являлись обширный сад и парк со знаменитыми аллеями из высоких сосен.

Шли годы, границы курортного местечка видоизменялись: возникли новые здравницы, вырос поселок. Искус переиначивать и здесь не прошел стороной: в 1964 году Фальшивый Геленджик переименовали в благозвучный Дивноморск (господи, когда мы чтили традиции!), не так давно разрушили единственный в селе архитектурно-исторический памятник — «Дом со шпилем», освободив место для густых зарослей травы. Но оставим в душе тайник для надежды: над головой еще шумят старые сосны.

Л. Аничкина, Неделя Геленджика № 44, октябрь 1993 г.

Там, где слилась с Мезыбью Адерба. Reviewed by on . Из частного письма начала века: «Теперь все кричат и, наверное, правильно: пора на запад, хоть в окно, хоть в дверь! Я же по-прежнему хочу на юг. Туда, где на б Из частного письма начала века: «Теперь все кричат и, наверное, правильно: пора на запад, хоть в окно, хоть в дверь! Я же по-прежнему хочу на юг. Туда, где на б Rating: 0

Комментировать

scroll to top